Ирина Кульпина о книге «ВЯЗЬ»

Во-первых, как в древнерусской литературе существовала традиция начинать с самоуничижения автора, берущегося за перо, так и я, как не написавшая ни одного стихотворения, прошу прощения за дерзость давать оценки. Оправдать себя могу только вашей просьбой и тем, что я их (стихи) всё же читаю. А считая негожим давать оценку хоть человеку, хоть делу рук его, когда он – Человек и делает дело, расскажу о себе, своём восприятии и чувствовании. Думаю, так будет правильнее.

О вас. Нет, об отношении к вам. Мне, преподающей в школе литературу, знакомство с вами – возможность относиться к «программным» поэтам по-другому, возможность лишний раз не запаниковать от отстранённости, разделённости духовной составляющей жизни и её физического бытования. А в общем, перефразирую Маяковского и скажу: «Вы – поэт! Этим и интересны».

О сборнике. Я уже в смс употребила слово «событие», ещё раз повторю, потому что в жизни человека не так уж много достойных событий, и, когда они случаются, слово «жизнь» оправдывает своё значение. Не бесчувственные же мы куклы, безучастно наблюдающие смену времен года и представителей власти – хочется всё это как-то уложить в голове, а классика тут может помочь только отчасти.

Не люблю фразы, выглядящие как штампы, но скажу такой фразой: в вашем сборнике чувствуется и пульс времени, и пульс жизни, и сердцебиение человека. Это без преувеличения.

Книга, как театр с вешалки, начинается с обложки. Хороша. Сборник стихов таким и должен быть, чтоб хотелось взять в руки и не выпускать. Удача в оформлении, в символичности рисунка и в ёмкости названия. О названии отдельно. Получилась действительно вязь образов, тем, настроений: порой дополняющих друг друга, порой кричащих друг против друга. Достоинство это или недостаток? Пожалуй, это наша современная жизнь и есть – вязь, в которой нельзя без сцеплений, без связей, без памяти, без традиций, и в то же время в которой есть опасность увязнуть в сиюминутном, преходящем, незначительном без понимания, что это таковым является, и без которого жизни тоже нет. Ваша книга (не знаю точно, или следует сказать «ваши стихи») как раз может спасти от растерянности перед миром, каким он сейчас выглядит, мир этот чаще настораживает или даже пугает, чем радует.

Как сборник читался. Сначала, как, наверное, и многими: листаю страницы и выхватываю отдельное. А выхватить есть что. Во-первых, любимое – разное. Во-вторых, новое, нечитанное – интересно же! И с этим и любимым и новым пристаю к членам семьи (хотя они у меня не числятся в поклонниках поэзии): «а вот послушай, а вот смотри». Автора в этих стихах узнала – тот, которого и люблю.

Но вот взялась читать с начала, постранично. И запнулась. Первое, «По газетным страницам рассыпан…», восприняла как эпиграф и про себя одобрила выбор. Одобрила и название раздела «Поэты должны быть». А вот собранные в один раздел стихи – несомненно одни из лучших ваших стихов – внесли какую-то сумятицу в чувства. Никак в моём восприятии эти стихи не хотят стоять друг за другом: пронзительное Есенину после хотя и пословично-мудрой, но лёгкой «Поэтессы», трагичное «Тишина над кладбищем повисла» здесь, в начале сборника, хотя и абсолютно понятное, но выглядящее не совсем уместным. Да, согласна, «Вперемешку ангелы и черти…», но мне показалось, что человеку, впервые открывающему вас, будет не совсем просто. Я выход нашла. Достала предыдущие сборники, читала и успокаивалась: всё вставало на свои места. Да ведь и о вашем замысле я помню: сравнить, сопоставить. Кстати, и в школе ведь мы стихи изучаем по темам. И вот впервые я засомневалась в традиционном изучении темы поэта и поэзии. Сдаётся, стихам на эту тему тут же, рядом с ними, нужно сопровождение.

А вот любовной лирике, наверное, не помешает амплитуда настроений и множество вариантов лирического сюжета. Любовь! От восхищения, любования, нетерпения – до снисхождения, привычки, страсти. Тут всему место. И внешняя эротичность, даже раблезианство, по сути оборачиваются торжеством красоты бытия, его радости. Действительно, «Я тебя ещё обрадую…».

И чем больше я думаю об уместности такого объединения стихов в разделы в сборнике «Вязь», тем более я нахожу тому объяснение.

Рассыпанные по книге так называемые «ироничные»? Так ведь и правда, без иронии, без ёрничества, как определил особенность некоторых ваших стихов Владимир Жильцов, иногда просто невозможно, ёрничество спасает от того, чтобы не пришлось «душу выжимать из тела».

Хороши показались «дилогии»: «На пляже» и «На пляже-2», «Бабье лето» и «Бабье лето будет». Хороши той самой самоиронией, которая дополнилась ещё и философичностью.

Бесспорно, тон сборнику задают стихотворения человека, «смотрящего на мир», на «свою сторону». Вы не боитесь называть вещи своими именами и быть разным: равно жёстким и нежным, а значит, живым.

Так что названные выше противоречивые чувства, может быть, на деле вызывают нужный эффект – желание вчитаться, вдуматься, откликнуться.

А ещё появилось желание увидеть в скором времени сборник, в котором Ваше творчество было бы представлено максимально полно и последовательно. Я попробовала стихи из сборника читать в порядке их написания, по-моему, получается очень интересная картина, картина, написанная настоящим Мастером.

А впрочем, как вы правильно заметили, поэты никому «ничего не должны!»

Прошу прощения за фрагментарность и недостаточную развёрнутость суждений, которые вызваны лишь желанием не откладывать в долгий ящик обещанное мнение о книге.

С благодарностью и уважением, Ирина Кульпина.

(учитель русского языка и литературы средней школы №4 г. Семёнова Нижегородской области), 27.03.2016г.

2 комментария

  1. В качестве дополнения к сказанному выше. Некоторые размышления о сборнике стихов «Вязь»
    в день его презентации
    Красота, не правда ли? –
    Не спеша с небес
    Хлопья снега падали
    На осенний лес.
    Как легко говорятся эти строки, словно выдыхаются. Весеннее солнце не мешает их цитировать. Ибо красота – она всегда красота. Но если бы поэтические образы мира, который нас окружает, рождались у поэта только подобные этим, следовало бы признать, что либо мир вернулся к состоянию райских кущ, либо… поэт страдает болезнью зрения.
    Нет, автора «Вязи» не подводят органы чувств, и прекраснодушием он не страдает. Его муза, откликаясь на беспечный топот каблучков, не менее чутко вслушивается в повисшую над кладбищем тишину.
    Так что некоторое недоумение, высказанное мною же, по поводу расположения стихов в сборнике, по размышленьи зрелом у меня же самой вызывает недоуменье.
    Разве люди вдруг стали понимать друг друга с полуслова? Разве любовь стала мудрой, как любовь Петра и Февронии? Разве человека перестали мучить сомнения и разъедать противоречия? «Вперемешку ангелы и черти», – этими словами из заключительных стихов первого раздела сборника «Вязь» можно охарактеризовать и окружающую нас действительность.
    Герой поэта Владимира Решетникова – это не романтически восторженный юноша и не отягощённый набором прописных истин ханжа. Лирический герой Владимира Решетникова – это человек, эмоции которого подчинены азарту, тело – страсти, его ум отвергает серость бытия, дух жаждет воли, а душа тоскует по небесному.
    Сборник «Вязь» – это книга стихов о нашем современнике, человеке своего времени. Времени, в котором бабье лето бывает по указу из столицы, а деревня, которой «нет на карте», на самом деле спряталась «в глубинах леса» и фантастическим видением «в начале марта» тревожит нашу совесть.
    А главное, Владимир Решетников пишет о том, что мы ещё можем вырваться «к свету, из греховной тьмы». И ему веришь. Он слышал завет, данный пушкинскому пророку.
    16.04.2016
    Ирина Кульпина

    1. Благодарю,Ирина. Вы про чувствовали моё творчество…В точку!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.