На родине Есенина

Как много поэтов давно ушедших и ныне живущих, да так мало из них настоящих. Настоящих, чья судьба и есть поэзия, клокочущая через край чувствами каждой строкой. Соответственно и поэзия – есть судьба. Кто не знает автора проникновенных строк «Не жалею, не зову, не плачу….». Одна эта первая строка побуждает желание читать и дальше, желание с головой окунуться в «половодье чувств»…. Ради этого стоит проделать не близкий путь на родину поэта и прикоснуться к местам, родившим такой талант, действительно неповторимый.

Между мечтой и реальностью – 11 часов. Столько времени мы, в едином порыве, затратили на достижение желаемой цели — побывать в селе Константиново, где родился Сергей Есенин. Наш путь пролегал на юго-запад Нижегородской области, через Владимирскую область и на Рязанскую. За окнами радовали взор древними куполами русские города — Муром, Гусь Железный, Касимов…. По пути свернули в сосновый бор, завтрак на траве — приятное дело. Груды яблок среди прочих яств возвещали о сегодняшнем (19-е августа) Яблочном спасе. Разговелись ими янтарными да розовощёкими, как положено, вдоволь. Средь сосен звенели стихи Есенина и романсы в исполнении кстовских пушкинистов. Ни единый комар не решился нарушить эту идиллию. Отдохнувшие, мы вновь тронулись в дорогу. Вскоре пересекли мост через Оку, а вот она и Рязань. Пробки в городе несусветные, в одной такой, простаивая, автобус заглох. Водитель Павел, не на шутку нервничая, не мог никак тронуться — видимо аккумулятор подсел. Выхожу из автобуса вместе с кстовским краеведом Станиславом Семёновичем Марковым, и толкаем (вдвоём!) стальную громадину, благо, что под гору. Едем дальше, по зелёным улицам Рязани. Кстати, этот город, несмотря на часпиковую динамичность, предстал нам весьма чистым и очень красивым. Памятники культуры, старые здания здесь гармонично соседствуют с современными торговыми монолитами. К слову заметить, Рязань — не менее древний город, чем Нижний Новгород. Вспомнилось яркое выражение — «как баба рязанская». Да вот же они за окном: кто по улицам с коляской детской прогуливается, кто по делам спешит пешком или за рулём — наши красивые русские женщины. В автобусе кто-то пошутил: «Володя, смотри, вот она — баба рязанская!», указав на женщину средних лет, полнотелую, кустодиевского типа.

Наконец, наплутавшись и оставив позади суетную Рязань, едем на северо-запад. Через минут сорок нам предстал рекламный щит «село Константиново. Гусударственный музей-заповедник С.А.Есенина». Сердца трепещут в предвкушении, пожалуй, у каждого, в автобусе тишина. Окружающий пейзаж, как и у нас, на нижегородчине — поля и перелески с русскими берёзками, о которых так проникновенно пел Сергей Есенин.

Под вечер въезжаем на главную площадь села. Об экскурсиях и говорить не приходится — музеи уже закрываются. Оставляем наши планы на завтра. Представители Константиновской администрации радушно встретили нас, справились кто мы, да откуда. Мы, в свою очередь, не забыли отметить, что и наши писатели-нижегородцы Владимир Жильцов и Захар Прилепин родом из Рязанской губернии. Однако лирика лирикой, а быт бытом — нас любезно расселили кого куда, вместе и порознь, учитывая все пожелания. Несмотря на проделанный путь усталости не чувствовалось. Мы, несколько смельчаков, двинулись дальше — на берег реки, в надежде искупаться.

Вот она Ока, видна как на ладони с высоты крутого берега, петляющая излучинами, окружённая заливными лугами. Вот там за рекой, и сенокосили Есенины. Панорама ошеломляющая, ширь, и глубина просторов слепит до слёз. Горизонта просто не видно — одна голубая дымка, смотришь и тонешь в ней. Сергей родной, вот откуда бралось у тебя вдохновение! Под впечатлением увиденного сами собой начали слагаться строчки:

Выйду в поле, засмеюсь,

Отчего — не знаю.

Вот она святая Русь,

Вот она родная!

Ширь слепит и глубина

Голубых просторов,

У меня ты есть одна,

Я же твой который?

Да — один из тысяч тыщ,

Лишь песчинка, атом.

Но, по сути — я не «лишь»,

А надёжно рядом.

Таю в белизне берёз —

Не могу иначе,

Потому смеюсь до слёз,

И смеюсь, и плачу…

Течение слабое, казалось, тронь воду и вспугнёшь её дикую. Купались долго, ненасытно, доплывая до середины. Семёныч — краевед заплывал и далее. Я всё переживал за старика, как никак 77 лет (по его выражению — «два топора») скоро стукнет ему. Вода тёплая, мягкая, вышли – ни чуть не замёрзли. Пока одевались, закат речной дорожкой, будто к ногам ластился…

В этот же вечер произошёл интересный случай. У одного из домов мы увидели… Есенина. Глазам не верится — молодой парень, как две капли воды схожий с поэтом, разве что копна волос не золотая, а русая. Познакомились, сфотографировались. Оказалось, что это актёр московского театра имени Образцова — Андрей Денников. Удивлению нашему не было предела, как он пояснил — просто природное внешнее сходство. Кстати, сам он весь будто пропитан Есениным, живёт им и играет его на сцене. А сюда, в Константиново приезжает частенько подпитаться энергией здешних живописных мест, подышать есенинским воздухом. Ревностно и негативно, как и мы, он в разговоре отозвался о печально известном сериале «Сергей Есенин» с С.Безруковым в главной роли. Сошлись в едином мнении, что весь сериал — одна пошлая похабщина и пьянство, а души русской безграничной не ощущается. Создаётся впечатление, сказал Андрей, что и сейчас мёртвый Есенин ещё мешает кому-то. Да, поистине зависть чёрная к великому таланту не стихает и поныне. Расставаясь, я подарил Андрею свой сборник стихов с необычной надписью: «Воскресшему» Есенину, на память о встрече от автора…»

Ночью погода испортилась, то ли ветер, то ли дождь шептали что-то своё. В окна беспокойно бились ветки яблони…

Наутро сельскую тишину нарушило многоголосье петухов. Голоса разные, переливаются, да со всех сторон, да поочерёдно. Такого слышать мне ещё не доводилось…

Наконец, в 10 часов экскурсовод возвестил о том, что 3 октября 1895 года здесь, в селе Константиново Рязанской губернии родился и жил поэт Сергей Есенин. Музейный комплекс включает в себя литературный музей (где, кстати, мы и узрели старинный ярко-красный костюм «бабы рязанской»), усадьбу помещицы Кашиной — прототипа героини поэмы «Анна Снегина», начальную школу, где учился поэт, а также церковь, где его крестили.… Но самое главное — это бревенчатый дом, где родился и жил Есенин. Обстановка и утварь в нём доподлинно воссоздана в 60-е годы сёстрами поэта Александрой и Екатериной. Сохранился и дубовый стол, за которым творил поэт, приезжая из Москвы к родителям. А в крохотной комнате матери висит тот самый «ветхий шушун». Как же Есенин с любовью писал о редких встречах с матерью:

«…Так забудь же про свою тревогу,

Не грусти так шибко обо мне.

Не ходи так часто на дорогу

В старомодном ветхом шушуне».

Рядом с домом возвышается во весь рост трёхметровый памятник поэту. Автор этого творения — скульптор Бичугов А., Кстати, он же автор памятника Есенину на Ваганьковском кладбище, и что мне особо дорого — памятника Борису Корнилову в г.Семёнове.

Кругом дома плетень, на исходе августа грустит клен, и горят рябины — как часто воспевал их в стихах Сергей Есенин, самый русский (да простят мне пушкинисты) и самый душевный поэт.

Возвращаться из Константиново, действительно, не хотелось ни кому. А посему дорогу назад описывать не стану. Скажу лишь, что на обратном пути заезжали в Рязань возложить цветы к памятнику Есенину на берегу Оки у рязанского кремля. Вот он витязь в распахнутой русской рубашке, с распростёртыми руками с высоты крутого берега смотрит вдаль проникновенно.… И будто слышен голос его напевный: «О Русь, взмахни крылами…!»

30.08.2008г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.