Валерий ШАМШУРИН

О ПОЧВЕ И СУДЬБЕ.
(предисловие к сборнику стихов «Красный лёд», 2007г.)

Сострадание и любовь владеют душой Владимира Решетникова, когда он берётся за стихи. Глухие места между Керженцем и Ветлугой, в которых лесные чащобы скрывали колючую проволоку и вышки лагерей, скрывали немало трагедий и разрушенных судеб стали для поэта своей землёй и своим роком, чтобы вобрать в душу горечь прошлых лет и очистить её живым трепетным словом, где есть и боль, и просветление, и страстная надежда на лучшие времена, когда проснётся всечеловеческая совесть.

В не очень далёкие годы я подружился с замечательным тамбовским поэтом Семёном Милосердовым, которому выпала тяжёлая доля заключённого, и пребывал он в Сухобезводненских лагерях, неправедно обвинённым. Он, ушедший добровольцем на фронт, тяжело раненый, отлежавшийся в госпиталях, а после войны поступивший в Литературный институт, знал почём фунт лиха. Но судьба распорядилась так, что этого пришлось ему хлебать уже без меры. Нечеловеческие испытания он выдержал с честью, сохранив незапятнанной душу. Вот одно из его лагерных стихотворений:

Не таю обиду, не таю
На деревья в лагерном краю.
Не виню гниющие болота,
Где тонул я, комарьём обглодан.

Ни Сухобезводного закаты,
Ни туман, ни глушь не виноваты.
Там, где друг застрелен был, ольха
Наклонилась, — нет на ней греха.

Нет, за беззаконье не в ответе
Ни коренья древние, ни ветви!
Синяя за проволокой даль
Не смягчала горькую печаль.

И сегодня я благодарю
Каждую светившую зарю.

Такое великодушие ни за какие деньги не купишь. Его можно только выстрадать.
Уже нет в живых дорогого мне Семёна Семёновича Милосердова, с которым меня связывали доверительные тёплые отношения и стихи которого я не устаю перечитывать.

Вот какие зёрна посеяны на сухобезводненской горькой земле, где ныне живёт и несёт нелёгкую службу Владимир Решетников. И счастьем было для него знакомство с поэзией земляка Владимира Миронова, которая разбудила в нём желание сказать своё слово, продолжить искусительную стезю творческого бессеребренничества, получая в дар способность проникновенного сопереживания со всем, что порождается добром и красотою. Настойчивость и упорство, с которыми новичок постигает тайны высокого ремесла, свидетельствуют, что выбор Решетникова не случаен и не напрасен.
Эта книга, уже вторая, залог серьёзного отношения к своему призванию. Конечно, совершенству нет предела. И в поэзии не бывает законченности сделанной начисто работы, после чего можно почивать на лаврах. Поэтому ещё и ещё придётся добиваться, как высказался любезный мне Милосердов, «непостижимого слиянья сердцебиенья с тишиной». Да и со всей истинной, непридуманной, невоображаемой жизнью тоже – могу добавить я.

Самонадеянность тут губительна. И да не смутят души модные имена. Они потому и модные, что рассчитаны на короткий срок, на всплеск фонтана, на взблеск фейерверка. А настоящая поэзия – в нетленном, в вечном.
Думается и верится, что у Владимира Решетникова, умеющего сопрягать лирику с острой социальностью, соединять времена и оживлять неодушевлённое, есть все основания для развития своего таланта, для осмысления новых жизненно важных проблем, что найдут афористическую краткость и выразительность в проникновенных строфах, как это получалось у наших прекрасных поэтов, любивших нижегородскую землю, у Бориса Корнилова, Фёдора Сухова, Юрия Адрианова, Владимира Миронова.

Отрадно, что стихи Решетникова узнаваемы, отличаемы и характерно личностны. Это можно сказать о стихотворениях «У реки», «Глаза», «Он господом был послан…», «Песню, прошу затяни…», «Грузчик» и других. Новым для него ответственным свершением стала поэма «Красный лёд».

С благоговейным целомудренным чувством смог сказать поэт о полюбившемся ему Семёнове:

Пахнет липой и квасом на солоде.
Я по улицам светлым пройдусь.
Отражается в маленьком городе
Вся святая великая Русь.

Так давай же согреемся, милая,
После долгой разлуки – зимы
Жарким словом Бориса Корнилова
И огнём золотой хохломы.

Не сомневаюсь, что у Владимира Решетникова есть все основания для того, чтобы утвердиться в поэзии. Лишённый верхоглядства, он открывает в родных традиционных темах новые краски и новую образность, своим творчеством являя неисчерпаемость животворных истоков, которые питали, питают, и будут питать русскую литературу.

Валерий ШАМШУРИН, член Союза писателей России.
14 мая 2007 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.