Верую в Бога, как в справедливость

Родился я в обычной советской семье в дни празднования 101-й годовщины со дня рождения Ленина. Наверно поэтому и назвали меня именем вождя мирового пролетариата. Причём инициаторами в этом были дед с бабушкой. Которые, в отличие от отца с матерью, по возрасту и генетической памяти были ближе к временам набожности. Да, это так. И детство моё прошло не среди кухонных икон с лампадками, а в узле пионерского галстука. Пускай узла и тугого, в строю, по ниточке. Но это было моё детство, наше детство. В этом и была наша вера с соответствующей ей атрибутикой. От вершка мы были приучены правой рукой не креститься на образа, а отдавать салют красному стягу под помпезные аккорды гимна Советского Союза. Этим, подчёркивая свою готовность пойти за правое дело в огонь и в воду. Авангардом нам был моральный кодекс октябрёнка, пионера, комсомольца… Кодекс, имеющий непререкаемые заповеди: чтить и уважать старших, помогать слабым, во всём быть примером для младших, быть честным и справедливым, одним словом – творить добро. Прошли годы. Настали другие времена. Сменилась идеология, вернее сказать, её вообще не стало. Люди, опьянённые воздухом свободы, кидались из крайности в крайность. Произошла коренная ломка общества. И в этом свои минусы и плюсы. Некогда притесняемая церковь возродилась. Дорога в храм открылась, пожалуйста. Народ хлынул исповедоваться. 70 лет сдерживаемая пружина разжалась. И это хорошо, но до времени. Страсти поутихли, пена либеральной смуты улеглась. И что же видно? Кто верил в Бога и раньше, в тисках «советского безверия», они так же веруют и поныне. Но пугают другие — те верующие, но не уверовавшие. Все те, отдающие дань новой моде — моде на веру, показной как массивный золотой крест на расстёгнутой груди нувориша. Хорошо помню, как на этой волне, в одной из нижегородских церквей в 1992 году, крестился и я, но скорее ещё неосознанно, а за компанию с другими.

Мы выжили и нашли своё место в этом изменчивом мире. Я с удивлением заметил – заповеди наши, былые «советские», перекликаются с заповедями библейскими. Случайность? Или это был приход нового мессии в 1917-м? Мессии или авантюриста? Это отдельный и сложный вопрос, требующий досконального изучения. Докапываться до сути можно до бесконечности. Видать предначертано было России пройти этим тернистым путём. Всякий народ заслуживает той власти, которую имеет. Как говорится – «любая власть от Бога». И та – былая, протяжённостью в 70 лет, и эта – нынешняя…. Так что же есть Бог для меня и вера в Бога? Скорее это СПРАВЕДЛИВОСТЬ и вера в торжество справедливости. В непререкаемость тех самых христианских (и советских же) заповедей.

Парадокс, но духовности в том, «безбожном» материальном советском времени, было куда больше, чем в нынешнем одухотворённом. Невозможно без содрогания наблюдать всё то помойно-гламурное развлекалово на экранах телевидения и страницах глянцевой печати. Идёт безжалостное оболванивание молодёжи сомнительными стандартами современной жизни, неприемлемыми для России. Пропагандируется образ успешного «мачо» некого среднего пола, индивидуалиста по сути, в вечной погоне за наживой.

Какая сила способна противостоять этому грязному потоку, идущему, несомненно, с Запада? Бесспорно – православная церковь! Она и противостоит. Но, к сожалению, ощутимых сдвигов, пока не наблюдается. А может быть это очередное испытание, через которое предстоит пройти России? Так или иначе, мы в очередной раз пройдём его с честью, и с Божьей помощью. Да, по моему глубокому убеждению, несмотря ни на что, мы сейчас находимся на стадии возрождения величия нашей державы. И от каждого из нас, не столь важно верующего ли, или сомневающегося, зависит наше будущее.

Что касаемо меня, то я не однажды обращался к Господу искренне в минуты тяжёлых жизненных перипетий. И всякий раз возглас мой был услышан, опасность отступала…

И не суть важно, знать содержание молитв или общаться с Богом только в церкви. Важнее – чтобы это было искренне, из души и сердца, пускай бессловесно, но до мурашек на коже. Моё обращение к Богу, это обращение к высшей силе справедливости. Верую и помню о нём не только в тяжкие моменты, а ежеминутно. Он здесь, рядом, во мне и в каждом из нас, ибо Бог в человеке – есть Совесть.

28.02.2008г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.