Владимир ЖИЛЬЦОВ

С ЛЮБОВЬЮ КО ВСЕМУ ЖИВОМУ…
(предисловие к сборнику стихов «Вопреки всему», 2006г.)

Стихи молодого нижегородского поэта Владимира Решетникова, не спутаешь ни с какими другими (выходит их сейчас превеликое множество), потому что в них есть свой голос, свое настроение, хотя, конечно, к его строчкам можно и «придираться».

Бывают стихи и более изощренные с технической, формальной точки зрения, но за ними трудно, а порой и невозможно, увидеть личность. Как говорил один поэт: «ловкость рук прекрасно вижу, а лица не разгляжу». Все вроде ладненько и складненько, но ощущения жизни, живого дыхания лично пережитого и прочувствованного автором не возникает.
Причин тому множество: и недостаток жизненного опыта, и «излишняя» головная стихотворная грамотность, и неуемное чувствование на примитивно-школьном уровне, и, что греха таить, просто отсутствие способностей. В этом нет ничего обидного: ведь не каждому дано стать мастером токарного дела, солистом оперы, гениальным художником.Не каждому дается и дар слова.… Но следует отметить, что одних способностей тоже бывает маловато, если человек не захочет или не сумеет их развить.

А Владимир Решетников, несмотря на свою молодость (родился в 1971 году) – человек уже «бывалый», но постоянно продолжающий учиться в постижении жизни. Вот, что он сам говорит о себе:

«Родился в поселке Сухобезводное Горьковской области. В семье был первым (и последним) ребенком. Мама часто оставляла у бабушки. Ею – бабушкой Дусей и дедом Николаем я и возрастал. Родом бабушка из Тамбовской области. В 1940 году приехала погостить к тетке – полковнице мед.части Унжлага, да так и осталась у нее – война помешала вернуться…. Всю жизнь она проработала в поселковой поликлинике. Дед родом из Сумской области, волею судьбы попал в наши края.… Работал в той же больнице, что и бабушка, возчиком по доставке продуктов для больных. Лошадь Майка, запряженная телегой, а на телеге мы – дед и я, тогда еще 9-летний пацан, плененные ароматом свежего хлеба, с грохотом колесили по булыжным дорогам нашего поселка. Бывало, вернется дед домой поздно, под хмельком, сядет у порога и давай причитать, вырывая клочья седых волос на голове, — «Ох ты Оська…, Оська! (Иосиф Виссарионович), за что ж ты меня так…?!»

Прошло четверть века, а слезы его ясны, для меня, по сей день. Не родным являлся он мне по крови, а по душе – родней родного…. Вообще, поселок Сухобезводное от истоков своих – интернационален. Он своего рода синтез Советского Союза. В те годы население его составляли — половина осужденные, и половина, их охраняющие и «перевоспитывающие» сотрудники МВД. Дважды, по-моему, А.Солженицын упоминает Сухобезводное в «Архипелаге Гулаге», но это отдельный разговор. Как мне сейчас кажется, именно бабушка с ее темпераментным тамбовским говорком и дед с его горечью воспоминаний более всего повлияли на мое становление как человека, оказали влияние на мое творчество.
Окончил среднюю школу, отслужил «как надо» в рядах Советской Армии. Затем окончил Нижегородский строительный техникум, позднее (заочно) – Нижегородский государственный педагогический университет. С 1994 года работаю, а ныне служу в родном поселке, в месте «не столь отдаленном». Звание – капитан.

Первые стихи написал лет в 14. Впервые они были опубликованы в 2000 году. Печатался в районной и областной газетах, в журнале «Преступление и наказание». Издал два сборника стихов.

Мой принцип – жить и не мешать жить другим, жить с любовью к Родине, родным и близким. Об этом и мои стихи…»
То, что Владимир Решетников в творческом отношении человек неслучайный,- это, несомненно.
Говорилось об этом и на региональном семинаре молодых литераторов области и России, проходившем осенью 2005 года в Арзамасе.

Отличительной особенностью стихов Решетникова является их ироничность в духе Н.Олейникова, порой даже ерничество. Качество неплохое, свойственное во многом русскому народному мироощущению и миросозерцанию, что сказывается на манере стиха, его сказовой форме, притчевости и анекдотичности, некоторой скоморошной театральности. Умели да и умеют говорить на Руси говорить о серьезном с шутками да прибаутками. Не в этом ли неиссякаемый народный оптимизм? Не в этом ли загадка русской души? В этом и сила, помогающая переносить нашу суровую действительность. За примерами далеко ходить не надо – «Василий Теркин» у всех на слуху. И все-таки, наверно, стоит предостеречь автора книги от желания целиком, без остатка отдаться этой стихии. Неровен час – пробалагурить можно то главное и серьезно-основательное, что лежит в глубине его многих стихов – любовь к отчему краю, его людям, ко всему живому, что окружает нас.

Владимир Решетников умеет повествовать, хотя это и грозит порой описательностью, но умеет и живописать словом, мыслить метафорически (скажем в стихотворениях «Веревка», «У реки», «Я живу и ты живешь…»).

Достаточно оригинально, не шаблонно выглядит Решетников в тех стихах, которые можно условно назвать балладными: «Русалка», «Мародер», «Последний патрон», «Родина ждет…», «Грузчик». В творчестве автора книги заметно и плодотворно слияние двух начал – и лирического и эпического.

Следует отметить у Владимира Решетникова наличие того, что ныне отсутствует у многих пишущих стихи – это умение «поставить точку», сделать ударную концовку, удачное метафорическое завершение-итог,наводящий на глубокие размышления:

«…Мы любим не за что-то,
А вопреки всему…»;

«…Перед Богом, знамо,
Все равны потом,
Красное ли знамя,
Знамя ли с орлом…»;

«…Чтобы жить и не гадать
Сколько жить осталось».

Владимир Решетников относится к слову серьезно, хочет и умеет учиться, совершенствоваться. Об этом наглядно свидетельствует его выходящая книга. Дай Бог, не последняя!

Владимир ЖИЛЬЦОВ, член Союза писателей России, председатель Нижегородского областного отделения Союза писателей России.
6 марта 2006 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.